Витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

По ту сторону разума эпохи постмодерна

В: Продолжая разговор об этом, вы утверждаете, что большинство великих мировых традиций мудрости различными способами выступают против современности. Современность рассматривается ими как великое антирелигиозное движение, великое движение рационального отделения церкви от государства, которое «убивает» Бога.

КУ: Убивает мифического Бога, это да. Но Дух находится в процессе развития, не надо искать его в какой-то особо благоприятной эпохе, периоде, времени или месте. Разум более глубок, чем мифология, и, таким образом, фактически представляет собой дальнейшее развитие внутреннего потенциала Духа. Движение современности — коллективное увеличение свободы Духа, о чем свидетельствуют, среди многих других вещей, великие освободительные движения, которые составляют саму суть современности.

Поэтому вы можете, например, восхвалять великие мифическо-аграрные империи, которые были построены на благословении вашего любимого мифического Бога, и вы можете поклоняться этому Богу как воплощению Свободы, Благосклонности и Милосердия. Но Вы можете делать это, только игнорируя тот факт, что храмы и памятники этому Богу, великие пирамиды и каменные соборы были построены на костях рабов, женщин и детей, к которым относились как к животным; памятники этому мифическому Богу или Богине были пропитаны кровью миллионов замученных людей.

Дух как полная Свобода — это одно; Дух, который в действительности проявляется как политическая демократия, — это совсем другое. Разум освобождает свет, заключенный в темницу в мифологическую эпоху, устанавливает свободу среди угнетенных, то есть разрушает их цепи на земле, а не просто на каких-то обещанных небесах.

Все это поклонение прошлым эпохам главным образом, является следствием путаницы среднего уровня развития сознания с наиболее передовыми идеями тех культур. Этот подход просто сравнивает наиболее передовые идеи прошлых эпох с самыми неприглядными сторонами современности, и, черт возьми, догадайтесь, какой делается вывод?

В: Многие традиционные религиозные мыслители постоянно требуют от нас, чтобы мы вышли «за пределы разума эпохи постмодерна». И они полагают, что великие традиции мудрости могут помочь нам сделать это.

КУ: Я, конечно, согласен, что конечная цель состоит в том, чтобы преодолеть разум эпохи постмодерна. Но прежде чем вы сможете выйти за его пределы, вы должны до него добраться. А большинство этих традиционалистов, увы, совершенно не понимают сущность современности и постмодерна, так что я не настолько уверен, что мы можем полностью доверять их рекомендациям.

Но это только типичный пример того, о чем вы говорили: большинство великих религиозных традиций совершенно не ладят с современностью и постмодерном. Современность во многом рассматривается как Великое Зло.

Я полагаю, это представление основано на ряде глубоких и очевидных ошибок и чрезвычайно неадекватных узких интерпретаций. Большинство традиционных религиозных мыслителей просто не до конца поняли современность, уж не говоря о постмодернизме, поэтому их советы о выходе за ее пределы похожи на рекомендации Римского папы по поводу полноценной половой жизни.

В: В чем же именно они не поняли современность?

КУ: Мне кажется, что каждая великая эпоха человеческого развития поддерживает одну центральную идею, идею, которая полностью доминирует над всей эпохой, обобщает ее отношение к Духу и Космосу и несет в себе какую-то глубокую информацию. И каждая такая идея основана, по всей вероятности, на предшествующей ей идее. Эти идеи являются настолько простыми и настолько центральными, что они могут быть выражены в одном предложении.

Доисторическая: Дух присутствует во всем. Доисторические культуры во всем мире поддерживают эту глубокую истину. Самая земля — это наша кровь, плоть и сущность, все мы — сыновья и дочери этой земли, и через все существа свободно протекает единый Дух.

Садоводческая: Дух требует жертвы. Жертва — великая тема, присутствующая во всех садоводческих обществах, и не только в конкретной форме традиционной ритуальной жертвы, хотя мы, конечно же, встречаем и ее также. Центральная идея, проникающая во все сферы жизни, заключается в том, что со стороны человека должны быть предприняты определенные действия, чтобы войти в согласие с Духом. Обычные, или типичные, люди должны уйти, другими словами, ими нужно пожертвовать, чтобы Дух в дальнейшем проявлялся более ясно. Другими словами, на пути к более полному пониманию Духа существуют стадии.

Аграрная: Эти духовные шаги в действительности выстраиваются в Великую Цепь Бытия. Великая Цепь — центральная, доминирующая, неизбежная тема каждого мифического аграрного общества во всем мире, без исключений. И так как большая часть «цивилизованной истории» — это история аграрных государств, Лавджой вполне обоснованно заявил, что Великая Цепь была доминирующей идеей в большинстве цивилизованных культур.

Современность: Великая Цепь разворачивается в процессе эволюции. Другими словами, развитие. Тот факт, что Дух обычно упускался из внимания, есть просто проблема современности, а не ее достоинство или ее определение. Эволюция — это великое подразумеваемое понятие, которое господствует над каждым отдельным философским движением современности; это Бог современности. И, на самом деле, это в высшей степени духовное осознание, потому что, отождествляет ли разум себя сознательно с духовностью или нет, он включает себя в космический процесс, и более того, неизбежный и пугающий факт состоит в том, что люди являются со-создателями своего собственного развития, своей собственной истории, своего собственного жизненного пространства, потому что...

Постмодернизм: Ничто не является заданным наперед; мир — это не только восприятие, но и интерпретация. То, что это приводит многих постмодернистов к безумию отсутствия перспективы, — не наше дело. Тот факт, что ничто не задано наперед — это великое открытие эпохи постмодерна, и оно заключает людей в маленький пластмассовый Космос, который они сотворили сами.

В: Итак, это и есть великие идеи, определяющие суть каждой эпохи. И о религиозных мыслителях, являющихся противниками современности, вы говорите, что...

КУ: Да, что они мыслят целиком в рамках аграрного мировоззрения. Они не достигли понимания формы Духа в его современном или постсовременном состоянии. Их глаза не решаются посмотреть на чудеса и достоинства современности, и они поют гимны вчерашнему дню. Большинство традиционных религиозных мыслителей даже не ощущают, что имеет место развитие!

Они не понимают, что Дух проявлял себя как современность; они не видят, что развитие, как выразился Уоллес, это «метод и способ, которым творит Дух». Они не поняли, что сущностью современности является внесение различий в Большую Тройку, и поэтому они не обратили внимания на достоинства современных освободительных движений, отмену рабства, на женское движение, на либеральные демократические государства, каждое из которых предоставляет Духу новый уровень свободы, невиданный в столь любимых ими мифических и аграрных государствах. Они думают, что, поскольку современность принесла в мир свои собственные непреодолимые проблемы, сама идея развития должна быть отклонена, ведь они не в состоянии понять диалектику эволюции и развития.

Точно так же они не поняли и не приняли проявление Духа как постмодернизм. Ничто не задано наперед. Но конечно, для аграрного сознания абсолютно все и всегда задано наперед, статично, не подвержено изменению времени или процессам развития. Весь мир просто задан наперед невидимым мифическим Богом, и спасение зависит от полного принятия формы этого данного человеку мира. Но он задан наперед только тем пророкам, которые не подвергают свои откровения проверке на условия истинности и делают невозможным вызов этому заданному наперед порядку. Не согласиться с аграрным мировоззрением — это вечный грех. И не обращайте внимания на то, что это мировоззрение этноцентричное, расистское, сексистское, патриархальное и милитаристское, поскольку этот великолепный порядок задан наперед великим Богом.

И поскольку «религиозные авторитеты» до некоторой степени укоренены в аграрном мировоззрении, они, конечно же, презирают современность, презирают развитие, презирают процесс, который, на самом деле, работает на подрыв их собственной власти.

И все же их отождествление Духа со статическим и заранее данным аграрным мировоззрением препятствует пониманию Духа современным и постсовременным миром. Современность никогда не примет идею Духа, если Дух будет означать просто мифический аграрный порядок.

Поэтому, как это ни иронично, эти великие духовные авторитеты являются той мощной силой, которая препятствует принятию современным и постсовременным миром идеи Духа. Они, увы, не за пределами разума постмодерна, а ниже его. И что в действительности может понять Сын Человеческий, если отказаться от идеи присутствия Духа в каждый момент времени?