Витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Эволюция: Великая Холархия, раскрывающаяся во времени

В: Итак, это понятие эволюции или развития не было впервые введено Дарвином.

КУ: Совершенно верно. Теоретики Великой Цепи, начиная уже с Лейбница, начали понимать, что Великая Цепь лучше всего может быть понята как холархия, которая не дается сразу, а скорее развивается в течение огромных периодов исторического и географического времени, начиная с материи, затем появление у каких-то форм жизни чувств, затем восприятия, потом импульсов, затем образов, и так далее.

Приблизительно за столетие до Дарвина в образованных кругах было общеизвестно, что Великая Цепь развивалась достаточно долгое время. И — важное допущение — в Великой Цепи не должно было быть никаких «пустот» или отверстий (потому что полнота Духа заполняет все пустые места). Поэтому задача многих исследований состояла в том, чтобы найти все «недостающие связи» развития.

В: Именно так, фактически, и появился этот термин?

КУ: Да, любые недостающие связи в Цепи. И поэтому был начат массовый поиск «недостающих связей» среди различных видов. И столь широко распространенным было это понимание, столь традиционным и само собой разумеющимся, что даже печально известный руководитель цирка П. Т. Барнум мог объявить, что в его музее содержатся: «Орниторхинкус, или связующее звено между китом и уткой; две новых разновидности летающих рыб, которые несомненно соединяют птиц и рыб; Болотная игуана, являющаяся связующим звеном между рептилиями и рыбами, наряду с другими животными, представляющими собой соединительные звенья Великой Цепи живой Природы». Это было за два десятилетия до того, как Дарвин издал свою знаменитую книгу «Происхождение видов»

В: Это забавно.

КУ: Это очаровательно. Весь этот поиск недостающих связей. Исследователи вели поиск микроорганизмов, существование которых Лейбниц предсказал уже исключительно на основе Великой Цепи — микроорганизмы просто должны были быть там, чтобы заполнить определенные очевидные промежутки в Цепи. Ему также предшествовала вера в жизнь на других планетах, которую Джордано Бруно вывел на основе Великой Цепи. И гипотеза о недостающих связях между видами также первоначально не была основана на эмпирических или научных свидетельствах, а питалась исключительно верой в Великую Цепь.

В: Это идея неоплатоников.

КУ: Да, все возвращает нас к Плотину. Он говорил, что Дух настолько полон и совершенен, что, когда он реализует себя в творении, он не оставляет ни одного места нетронутым. Он не оставляет никаких пустот, промежутков или упущенных связей. И Великая Холархия Плотина — это способ связи и включения этих уровней друг в друга, на всем протяжении от материи до Бога.

Теперь, если вы рассмотрите эту Великую Холархию, в точности такую, какой ее себе представлял Плотин (рис. 14—1), и если вы осознаете, что она развивалась, раскрывалась во времени на протяжении многих эпох, тогда вы в целом получите современное общее представление о главных стадиях развития. Эволюция действительно движется от материи к чувству, далее к восприятию, импульсу, образу, символу, и так далее.

Только мы, современные люди, конечно, мыслим на основе Нисходящего принципа и поэтому не вводим никаких более высоких стадий развития выше разума, и мы интерпретируем всю Великую Цепь исключительно в эмпирических и естественных терминах. Именно поэтому мы не можем даже начать понимать или объяснить эволюционный принцип самопреодоления, который, тем не менее, стал нашим современным богом!

Но главное в том, что Плотин не придает развитию временной характер. А это стало общепринятым всего за столетие до Дарвина. Шеллинг написал трансцендентальную философию приблизительно в 1800-м. Реклама П. Т. Барнума появилась приблизительно в 1840-м. Дарвин издал свой трактат приблизительно в 1860 году, через два десятилетия после того, как люди уже начали ходить в музеи, чтобы увидеть «недостающие связи».

Новизна Дарвина и Уоллиса заключалась не во введении понятия эволюции, а в эволюционной теории естественного отбора, которая, как оказалось, вообще не может объяснить макроразвитие! Именно поэтому Уоллис всегда утверждал, что сам естественный отбор является не причиной, а «результатом способа и манеры творения Духа», и даже Дарвин не соглашался удалить Дух из естественной эволюции.

И поэтому если вы хотите выбрать двух философов, которые, после Платона, оказали самое сильное влияние на западный разум, то это вполне могли бы быть Плотин и Шеллинг. Только по этой причине: Плотин наиболее полно выразил Великую Холархию, а Шеллинг отправил ее в плавание по времени, сделал из нее развитие. И если есть одна идея, которая доминирует в сознании человека современной и постсовременной эпохи, то это идея развития. Исторически мы находимся в той точке, когда человечество начинает понимать, что Великая Холархия эволюционирует во времени. И на поворотной точке этого понимания стоит Шеллинг.