Витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Точка опоры 4 (продолжение): Социальные описания жизни

В: Другими словами, точка опоры 4.

КУ: Да. На данном этапе для меня становится крайне важным не то, насколько я соответствую своим импульсам, а то, насколько я соответствую своей роли или ролям, своей группе, группе друзей-одногодок, или, в более широком масштабе, как я соответствую законам и нормам поведения своего государства, своего народа. Я теперь могу брать на себя роль другого, и то, как я соответствую этой роли, является крайне важным. Я еще раз подвергся децентрации, снова преодолел очередной уровень и обладаю пониманием того, что мое эго — не единственное эго во Вселенной.

Эта социоцентрическая позиция является важным преобразованием, или парадигмальным сдвигом, предыдущих ярко выраженных эгоцентрических позиций первых трех точек опоры. Но обратите внимание: в точке опоры 4 забота и участие расширяются от масштабов «я» до группы — но не далее! Если вы принадлежите моей группе, то есть моему племени, моей мифологии, моей идеологии, тогда вы также «спасены». Но если вы принадлежите другой культуре, другой группе, другой мифологии, поклоняетесь другому богу, тогда вы прокляты.

Такая позиция, ставящая общество в круг основных приоритетов, все еще очень этноцентрична: забота и участие ограничены рамками моей культуры и моей группы, и за их пределы не распространяются.

Поэтому я называю эту конвенциональную или социоцентрическую позицию термином мифическая принадлежность. Мировоззрение точки опоры 4 все еще является мифологическим, и, следовательно, забота и участие распространяются только на людей, принадлежащих к той же самой мифологии, той же самой идеологии, той же самой расе, той же самой вере, той же самой культуре — но не далее. Если вы участник моего мифа, то вы — мой брат, моя сестра. В противном случае вы можете убираться к черту.

Другими словами, я могу децентрироваться от моего эго к моей группе, но я не могу выйти за пределы своей группы. Моя группа — единственная группа во Вселенной. Я еще не могу перейти от социоцентрической и этноцентрической позиции к подлинно космополитичной, универсальной или глобальной точке зрения — к децентрированной, универсальной, плюралистической позиции. Но шаг за шагом я продвигаюсь в этом направлении! Я нахожусь на пути к глобальному, и каждая стадия этого путешествия отмечена уменьшением эгоцентризма и нарциссизма, преодолением более мелочного и раскрытием глубины. Децентрирование, преодоление, уменьшение эгоцентризма — так много слов для одного И того же явления, одного и того же телоса развития.

Постконвенциональная, глобальная или космополитичная позиция — это уже следующая точка опоры, точка опоры 5.

В: Хорошо, тогда давайте сначала покончим с точкой опоры 4. Личность осуществляет переход с эгоцентрического на социоцентрический уровень.

КУ: Давайте. «Я» больше не полагается только или прежде всего на свое тело и свои непосредственные импульсы. Оно входит в мир ролей и правил. «Я» получает доступ к всевозможным сценариям, или изученным ролям и правилам, которые оно должно играть на сцене жизни.

Большинство этих сценариев полезны и совершенно необходимы: это те средства, посредством которых вы выходите за пределы собственного внутреннего мира и попадаете в круг интерсубъективной культуры, круг заботы и участия, связи и ответственности. Вы видите мир глазами другого человека и получаете доступ к более широкому сознанию, которое выходит за границы индивидуального внутреннего мира.

Но некоторые из этих сценариев искажены, ложны или неадекватны, и мы называем это сценарием «патологии». У каждого человека имеется множество этих ложных и искаженных социальных ролей, масок и мифов: «я ужасный человек, я бесполезен, я никогда не могу сделать ничего правильно». Все это искаженные сценарии и роли, которые оказывают пагубное и вредное влияние на человека.

Проще говоря, это ложь. Эти ложные сценарии — просто форма лжи на данном уровне, и ложное «я» живет этой социальной ложью. Они никак не связаны с самим «я», каким оно могло бы быть в мире культуры, они не связаны со всеми положительными ролями, которые «я» могло бы принять в игре, если бы оно не продолжало говорить себе, что оно чего-то не может.

В: Именно с этим и стремятся работать когнитивные терапевты.

КУ: Да, а также семейная терапия, групповой психоанализ и яркая новая школа транзактной терапии, и это лишь немногие. Это не только возвращение назад в прошлое и попытка вскрытия каких-то похороненных эмоций или импульсов. Это скорее попытка прямого нападения на эти ложные и искаженные сценарии и правила игры. Эти сценарии просто не верны, они не основаны на существующих свидетельствах — это ложь и мифы. Они связаны с мифическим мировоззрением, которое не будет открывать себя рациональному рассудку.

Например, Арон Бек, пионер в области когнитивной терапии, обнаружил, что в большинстве случаев депрессии, люди верят в некоторые ложные сценарии, они создают для себя неправильные установки и руководствуются ими в своем поведении. Когда у нас депрессия, мы рассуждаем совершенно неправильным способом. «Если один человек не любит меня, это означает, что никто не будет меня любить. Если я потерплю неудачу в этом конкретном деле, это означает, что я буду терпеть неудачи во всем. Если я не получу эту работу, моя жизнь закончена. Если она не будет любить меня, то никто больше не будет меня любить». И так далее.

Теперь предположим, что эти ложные сценарии берут начало в более ранней точке опоры, возможно, в точке опоры 3 или точке опоры 2, может быть, и раньше. Психоаналитик, сторонник «раскрывающих методов» может вернуть вас назад к этим более ранним травмам, чтобы узнать, почему человек создает эти мифы и ложные установки.

Но специалист по когнитивной терапии будет просто атаковать эти мифы в настоящем времени. Человека попросят проконтролировать свой внутренний диалог и найти эти мифы, а затем открыть их для разума и внимания. «Хорошо, если я не получу эту работу, я полагаю, это не означает, что моя жизнь закончена».

В: Большая часть психотерапевтов, кажется, работает на этом уровне.

КУ: В значительной степени это так. Самый типичный психотерапевт — ваш обычный интерпретирующий психоаналитик — будет использовать смесь методов точки опоры 3 и точки опоры 4. В значительной степени такая терапия — это просто разговор о ваших проблемах, и психотерапевт будет искать в вашем сознании любые искаженные сценарии, которые говорят вам, что вы являетесь плохим человеком, что вы бесполезны, что вы неудачник, и так далее. Ложное «я», основанное на мифах и обмане, берет на себя ответственность за вашу жизнь. И врач помогает вам искоренять эти ложные сценарии и заменять их более реалистическими интерпретациями вашего внутреннего мира, более правдивыми интерпретациями вашей глубины, чтобы ложное «я» могло уступить место действительному «я».

Эти психотерапевты могут не использовать такие термины, как «сценарий», «мифы», «транзактный анализ» и так далее, но в целом именно это необходимо для борьбы с проблемами на уровне точки опоры 4, уровне патологии сценария и роли. Мифы вызывают симптомы; покажите эти мифы вашему сознанию, и симптомы исчезнут. Идея в том, что если вы будете думать по-другому, то вы начнете чувствовать по-другому.

Но если в процесс замешаны какие-то сильные чувства, эмоции или импульсы, с которыми человек не может справиться или которые не может признать, тогда психотерапевт часто переключается на «раскрывающие методы». Что вы чувствуете по этому поводу? Что вы сейчас ощущаете? Психотерапевт может обратить внимание на то, что есть определенные чувства, импульсы, фобии, которые вам самому неудобны, — отголоски определенных «похороненных эмоций», и тогда он будет работать над раскрытием этих подавляемых эмоций, как бы они ни назывались.

Так что типичная психотерапия обычно представляет собой смесь анализа сценариев точки опоры 4 и раскрывающего анализа точки опоры 3, хотя различные психотерапевты будут применять совершенно разнообразные инструменты и методы к одному процессу.

Патологии точки опоры 1 обычно настолько серьезны, что их лечением занимаются традиционные психиатры, которые прописывают медикаментозное лечение. А с проблемами точки опоры 2 обычно имеют дело терапевты, которые специализируются на создающих структуру методах. Эти техники были разработаны Кернбергом, Коутом, Мастерсоном, а также Гертрудой Бланк и Робертом Бланком, часто упоминаются также инновационные исследования Маргарет Малер, которое мы кратко обсуждали ранее. Методики лечения патологии точки опоры 0 созданы Станиславом и Кристиной Гроф.