Витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Основная моральная интуиция

В: Вы называете это основной моральной интуицией.

КУ: Да. Основная моральная интуиция — это «защищать и поддерживать самую большую глубину для самого большого пространства». Я полагаю, что это подлинная форма духовной интуиции.

Когда мы интуитивно постигаем Дух, мы интуитивно постигаем проявление Духа во всех четырех секторах (потому что Дух проявляется во всех четырех секторах — или, проще говоря, как «я», «мы» и «это»). Таким образом, когда я интуитивно и ясно постигаю Дух, я интуитивно постигаю его ценность не только во мне самом, в моей собственной глубине, в моем пространстве. Я также интуитивно постигаю его в пространстве всех других существ, которые разделяют со мной Дух (как их собственную глубину). И поэтому я хочу защищать и поддерживать этот Дух не только во мне, но и во всех существах, обладающих тем же Духом. И если я интуитивно постигаю Дух полностью, я буду стремиться осуществлять духовное развитие в столь многих существах, насколько это возможно: я интуитивно постигаю Дух не только как «я», и не только как «мы», но также и как силу, проявляющуюся в мире как объективное положение дел («Это»).

Таким образом духовная интуиция, когда она воспринимается ясно, воспринимается как желание увеличить собственную глубину, пространство измерения «мы» и улучшить объективный порядок вещей («это»): Будда, Сангха, Дхарма. То есть защищать и поддерживать самую большую глубину для самого большого промежутка.

В: Глубина через пространство.

КУ: В попытке поддерживать наибольшую глубину для наибольшего пространства мы должны научиться делать прагматические суждения о различиях во внутренней ценности, о степени глубины, которую мы разрушаем в попытке удовлетворить наши жизненные потребности: лучше убить морковь, чем корову. Алан Уоттс попал прямо в точку, когда кто-то спросил его, почему он стал вегетарианцем, он ответил: «Потому что коровы кричат громче, чем морковь».

Этот принцип нужно соблюдать и в отношении пространства. Чтобы привести вам пример, скажу, что если бы пришлось делать выбор, убить дюжину обезьян или Аль Капоне, я убил бы Аль Капоне. Нет ничего сакрального или священного в том, чтобы быть человеческим холоном. Само по себе это бессмысленно. Само по себе это действительно антропоцентрично в худшем смысле этого слова.

Конечно, это немного более сложно, чем то, о чем шла речь раньше, и я должен сказать вам о книге, в которой это обсуждается более подробно. Но, возможно, вы уже можете представить себе общую картину холархической этики сохранения не только глубины, но и глубины с учетом пространства, в которой все держится на изначальной основной ценности. Покоясь в Пустоте, поддерживайте самую большую глубину для самого большого промежутка. Это, я верю, и есть образ слез, проливаемых Бодхисаттвой повсюду.