Витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Монологический взгляд: ключ к правому пути

В: Давайте рассмотрим каждый путь по отдельности. Правый путь...

КУ: ... это все, что находится справа, все процессы и феномены на правой половине рисунка 5—2. Это объекты или явления, которые могут быть изучены опытным путем, чувствами или их продолжениями: микроскопами, телескопами, фотоаппаратами, чем угодно. Все это — поверхности, которые можно увидеть. Их положение определяется однозначно. Вы не должны говорить ни с одним из них. Вы должны только наблюдать их объективное поведение. Вы можете наблюдать поведение атомов, клеток, поселений, людей, обществ или экосистем.

В: Вы называете это «монологическим взглядом».

КУ: Да, все явления правой стороны монологичны, это означает, что их можно наблюдать в режиме монолога. Вам не нужно пытаться достичь их внутренней стороны, их сознания. Вам не нужен диалог, взаимный обмен на уровне глубины, потому что вы смотрите только на поверхность.

Если вы придете в лабораторию для того, чтобы сделать снимок мозга, то техники в лаборатории будут говорить с вами только тогда, когда без этого не обойтись. «Вы не могли бы подвинуть вашу голову вот сюда?» Техников не заботит ваша внутренняя глубина, потому что они хотят всего лишь получить образ ваших поверхностей, даже если эти поверхности находятся «внутри» вас, это просто объекты. Когда лаборанты делают этот объективный снимок вашего мозга, видят ли они действительный ваш образ? Видят ли они вас вообще?

Нет, к вам относятся только как к объекту пристального монологического взгляда, а не как к субъекту коммуникации, и именно это делает эмпирическую медицину настолько дегуманизированой. Техник в лаборатории хочет видеть вас только правым способом, а не левым, только ваши поверхности, но не ваше сознание, ваши чувства, ваши смыслы, ценности, намерения, надежды, пути к спасению. Только факты, мадам. Только внешнее. И этого достаточно. Это полностью приемлемо. Это и есть ваш мозг. Но вы никогда не сможете увидеть разум, если будете идти этим путем.

В: Феминистки всегда жалуются на то, что они являются объектом пристального мужского взгляда.

КУ: Это то же самое. Женщины часто жалуются на то, что были превращены в объект, в данном случае, в сексуальный объект мужского взгляда. Но это то же самое явление, тот же самый монологический взгляд. Вам не дают быть субъектом общения и делают объектом наблюдения, куском плоти, объектом без глубины. «Он никогда не говорит со мной». И женщины по понятным причинам реагируют на это.

В эмпирическом и научном правостороннем пути нет ничего ошибочного; просто этот путь — не все, что у нас есть. Все это эмпиризм, монологический взгляд, бихевиоризм, сверкающие поверхности и одноцветные объекты — ничего внутреннего, никакой глубины, никакого сознания.

Я не хочу слишком забегать вперед, но мы уже можем в нескольких словах упомянуть о том, что темной стороной парадигмы Просвещения было ее стремление быть только эмпирической. Это привело к разрушению левого измерения Космоса и господству правого пути — внутренняя глубина была преобразована в видимые поверхности. Парадигма Просвещения считала, что обычная картография этой эмпирической протяженности и была всем доступным и достоверным знанием. Она не учитывала самого картографа — сознание, внутреннее левостороннее измерение. Спустя столетие или два она в ужасе пробудилась, потому что поняла, что живет во Вселенной без ценностей, без смысла, намерений и глубины — она обнаружила себя в лишенной качеств Вселенной, управляемой монологическим взглядом, в жутком мире техника из лаборатории. И с этого, конечно же, началось восстание постмодернизма.

В: Это часть нашего дальнейшего разговора (см. главу 7). Мы говорили о различиях между левым и правым путями.

КУ: Да, как мы уже говорили, если вы посмотрите на рисунок 5—2, вы увидите, что каждый холон справа можно, так или иначе, увидеть опытным путем. У всех у них однозначно определенное положение, потому что это физические и материальные проявления всех холонов. И так с каждым феноменом правого пути: вы можете указать на него пальцем и сказать: «Вот оно». Вот мозг, клетка, город или экосистема. И даже субатомные частицы существуют как вероятности, которые могут быть обнаружены в данном месте и в данное время!

Но ничто на левой стороне не может быть так просто увидено описанным выше способом, потому что ни один из аспектов левой части Космоса не имеет однозначно определенного положения. Вы можете указать на мозг, на скалу, на город, но вы не можете указать на зависть, гордость, сознание, ценность, намерение или желание. Где же желание? Покажите мне его. Вы не можете этого сделать тем способом, которым вы можете указать на скалу, потому что эти феномены относятся к внутреннему измерению и не имеют однозначно определенного положения.

Это не означает, что они не реальны! Это означает только то, что они не имеют однозначно определенного положения, и поэтому вы не можете увидеть их при помощи микроскопа, телескопа или любого сенсорно-эмпирического устройства.

В: Так как же можно достигнуть или «увидеть» эту внутреннюю глубину?

КУ: Здесь к работе подключается интерпретация. Все правосторонние пути предполагают участие восприятия, а все левосторонние пути предполагают участие интерпретации.

И для этого есть простая причина: поверхности можно увидеть, но глубину следует уже интерпретировать. Когда мы с вами говорим, вы не просто смотрите на некоторую поверхность, некоторое улыбающееся лицо, некоторый эмпирический объект. Вы хотите знать, что происходит внутри меня. Вы не только наблюдаете за тем, что я делаю, вы также хотите знать, что я чувствую, что я думаю, что происходит внутри меня, в моем сознании.

Поэтому вы задаете мне какие-то вопросы, получаете ответы и пытаетесь интерпретировать то, что я имею в виду. В каждом предложении вы должны интерпретировать его значение. Что же он имеет в виду под этим? О, я понимаю, вы имеете в виду вот это. И так далее.

И нет никакого другого способа, кроме интерпретации, достигнуть моей глубины. Мы должны говорить, и вы должны интерпретировать значение разговора. Это совершенно неизбежно. И даже если бы вы были великим экстрасенсом и могли бы полностью читать мои мысли, то вам все равно пришлось бы еще выяснить значение моих мыслей, все равно пришлось бы еще проинтерпретировать то, что вы прочитали.

В: Это очень отличается от пристального монологического взгляда.

КУ: Да, интерпретация полностью отличается от наблюдения за некоторыми поверхностями с определенным положением. Глубина не сидит на поверхности и не ждет, чтобы ее заметили! О глубине необходимо говорить, и этот разговор должен интерпретироваться.

Именно поэтому все на левой половине рисунка 5—2 нуждается в некоторой интерпретации. И интерпретация — это единственный способ, которым мы можем понять глубину друг друга. Так что у нас есть очень простое различие между правым и левым путями: поверхности можно увидеть, а глубина должна интерпретироваться.

В: Это очень точное различие!

КУ: Да. И именно поэтому, как мы увидим далее, правый путь всегда спрашивает: «Что оно делает?», тогда как левый путь всегда спрашивает: «Что это означает

Это необыкновенно важно, потому что здесь перед нами предстают два совершенно разных подхода к сознанию и к его пониманию. Оба пути являются одинаково сильными способами познания, но они должны быть тщательно уравновешены и объединены. И это, в свою очередь, определит наше приближение к более высоким стадиям эволюции сознания, как в индивидуальном, так и в коллективном развитии, их уравновешивание непосредственно связано с нашим духовным развитием.

Мы имеем дело, если можно так сказать, с правой и левой руками Бога, или с двумя способами проявления Духа в мире.