Витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Машина, везущая в прошлое

В: Эко-романтиков очень заботила потерянная слава прошедших времен.

КУ: Да. Начиная с восемнадцатого века и вплоть до сегодняшних дней, Эко-романтики занимались тем, что пытались построить машину, которая смогла бы отвезти их в прошлое, в их любимый период, когда культура была менее дифференцирована от природы. Начался великий поиск Потерянного Рая.

Это был не поиск вечного Духа, который мы сегодня отчуждаем своими противоречивыми и корыстными действиями, а поиск «духа», который полностью присутствовал в определенную историческую эпоху, в недавнем прошлом или в доисторический период, но затем был «убит» во время великого Преступления культуры.

В: Первые Романтики обращались к Греции.

КУ: Да, для ранних романтиков, таких как Шиллер, Древняя Греция была, наверное, самой популярной и любимой остановкой экспресса в прошлое, потому что они полагали, что разум и тело в тот период находились в «единстве» (они действительно в то время еще не были сильно разделены). И не важно, что как раз по этой причине треть населения Греции была рабами, а женщины и дети фактически находились на положении рабов. В тот период было мало современных проблем, это правда, но так же мало было и достоинств.

Древняя Греция сейчас не так популярна среди Романтиков, главным образом потому, что, будучи аграрной культурой, она была патриархальной. Поэтому современные Романтики прошли на один шаг дальше и избрали предметом почитания садоводческие культуры. Сегодня это самая популярная остановка среди экофеминистов. Эти общества, как мы уже видели, были основаны большей частью на матриархате и поклонялись Великой Матери.

Но мы должны игнорировать одну почти повсеместно распространенную черту доаграрных обществ — человеческие жертвы, которые, среди прочего, требовались для того, чтобы обеспечить плодородие. А также должны забыть, что, согласно обширным данным, собранным Ленски, около 44 процентов этих обществ находились в состоянии частых войн с соседями и более 50 процентов — в состоянии «холодной войны» (слишком много для миролюбивых греков), что в 61 проценте случаев в таких обществах существовало право частной собственности, в 14-ти — рабство и в 45 процентах платился выкуп за невесту. Эти садоводческие общества были вовсе не такими «чистыми и благонравными», как считают (порой весьма агрессивно) экофилософы.

В: Они предпочитают доисторические общества.

КУ: Да, экомаскулинисты («глубинные экологи») оставляют эти общества экофеминистам, чтобы опуститься еще на одну стадию глубже и наслаждаться доисторическими обществами, которые, с их точки зрения, были достаточно «чистыми и благонравными»; Они считают, что садоводческие общества были недостаточно близки к природе, потому что эти общества зависели от фермерства, которое является насилием над землей. Охота и собирательство — только это теперь чисто и непорочно.

И давайте не будем обращать внимание на то, что в 10 процентах этих обществ было рабство, что в 37 процентах платили выкуп за невесту и 58 процентов этих обществ находились в состоянии активной или затяжной войны. Нет, нет, этот уровень уже должен быть чистым и непорочным, потому что дальше уже некуда идти! Это должен быть этот уровень! И поэтому сейчас я буду игнорировать абсолютно все неприятное относительно обществ этого типа, и они станут раем для «благородного дикаря».

Хотя логически, конечно, следовало бы спуститься еще на один уровень ниже — до обезьян, потому что у них не было рабства, выкупа за невесту, войн и тому подобного. Я хочу сказать, почему бы не отнестись к этому движению назад серьезно, и не заявить в итоге, что все, что было после Большого взрыва, — это ошибка? Именно в такое противоречие вы попадаете, если путаете различия и разделение; вы думаете, что любое различие — это ошибка, и предлагаете дубу вернуться к состоянию желудя.

И поэтому поиск чистого и лишенного порока состояния будет продолжаться все дальше и дальше вглубь истории, выгребая из Космоса все более и более глубокие слои в надежде найти эту чистоту, в которой возможно романтическое слияние с природой. Вы пытаетесь излечить репрессию при помощи регресса. Вы излечиваетесь от болезни, отбрасывая всю глубину вообще.

Но при этом вы становитесь все более мелким.