Витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Индустриальная эпоха

В: Я хочу вернуться к проблеме мужской и женской духовности, потому что это приводит нас к тому, что вы называете «Восходящим путем» и «Нисходящим путем» развития духовности, или Богом и Богиней, и к проблеме уравновешивания этих двух подходов.

Но сначала необходимо закончить с аграрной эпохой и переходом к индустриальной. Как это связано с «современностью»?

КУ: И «современность» и «постмодернизм» (постмодерн) используются совершенно в разнообразных контекстах. Но термин «современность» обычно относится к событиям, которые следуют за Просвещением, начиная с Декарта, Локка и Канта, и к сопутствующим процессам в мире техники, которые позволили осуществить переход от феодального аграрного строя с мифическим мировоззрением к индустриализации и рациональному мировоззрению. А «постмодерн» обычно означает, в самом широком смысле, целый спектр событий эпохи пост-Просвешения, к которым также относится постиндустриальная революция.

В: Значит, сейчас мы будем говорить о начале эпохи современности, о начале перехода от аграрного производства к индустриализации...

КУ: Индустриализация, несмотря на все ее ужасы и кошмарные побочные эффекты, была, прежде всего, технологией производства пропитания не при помощи человеческих мышц, воздействующих на природу, а при помощи власти воздействующей на природу машины. Пока аграрным обществам требовалась физическая рабочая сила людей для производства продуктов питания (вспахивание), эти общества неизбежно считали высшей ценностью мужскую физическую силу и мобильность. Ни в одном из известных аграрных обществ нет ничего даже отдаленно напоминающего права женщин.

Но в течение столетия, прошедшего после начала эпохи индустриализации, которая сняла приоритет мужской физической силы, так как появились двигатели и механизмы, впервые в истории появилось крупномасштабное женское движение. «Защита прав женщин» Мэри Уоллстонкрафт была написана в 1792-м, и это первый полностью феминистский трактат в истории.

Не то чтобы женщины внезапно стали умными, сильными и решительными после миллиона лет подавления, глупости и неспособности. В первый раз в истории возникли такие социальные структуры, в которых физическая сила не определяла полностью власть в культуре. Биология перестала быть судьбой, когда речь шла о тендерных ролях. Всего несколько столетий потребовалось на то, чтобы обеспечить женщинам юридические права собственности, возможность голосовать и «быть самостоятельным человеком», то есть иметь свою частную собственность.

В: Есть документы, которые поддерживают это мнение, не так ли?

КУ: Эмпирические свидетельства, представленные исследователями-феминистками, о которых я упоминал, указывают на то, что, как говорит Чейфиц, статус женщины в поздних индустриальных обществах выше, чем в любом другом производящем излишек обществе в истории, в том числе и в садоводческом. Женщины, которые публично осуждают позднее индустриальное (и информационное) общество и восхваляют Великую Мать садоводческих обществ, совершенно не знакомы с огромным количеством фактов. Или же они выборочно выделяют несколько приятных фактов из прошлого, игнорируют оставшуюся часть вчерашнего кошмара, и сравнивают тот «Рай» только с самыми худшими событиями современности. Это псевдонаучное отношение.

Помните о том, что поляризация полов была невыгодна обеим сторонам. И мужчинам, и женщинам требуется свобода от ужасных ограничений аграрной поляризации. Индустриализация начала это освобождение, расширяя тендерные роли за пределы биологически данного — преодоление и включение — но мы должны продолжать преодоление и двигаться к большей свободе.

В: Например?

КУ: Например, когда мужчины уже автоматически не предполагают, что они должны быть основными производителями и защитниками. Тогда средняя продолжительность жизни мужчин могла бы немного повыситься и приблизиться к женскому уровню. Женщины могли бы быть менее ограничены ролями, вовлекающими их в воспроизводство, заботу о доме или очаге. Трудности были бы разделены поровну, поэтому свобода также будет одинаковой и, я думаю, выгодной всем. В любом случае мужчины смогут извлечь из этого большую пользу, и именно поэтому опросы, проведенные в Соединенных Штагах, показали, что большинство мужчин одобрило Поправку о равных правах, но большинство женщин выступили против нее, так что она, к сожалению, не прошла.

В: Что вы можете сказать относительно индустриализации и экологического кризиса? Конечно же, это одна из главных проблем современности, нашего «диалектического развития».

КУ: Изначальная причина любого экологического кризиса, как мы уже говорили, — простое невежество. Только обладая научным знанием биосферы, знанием точных взаимосвязей всех холонов в биосфере, включая биологический холон человека, только с этим знанием мужчины и женщины могут гармонизировать свои действия с законами биосферы. Простое или священное уважение к природе не поможет. Священное отношение к природе не мешало многочисленным племенам уничтожать окружающую среду из простого и невинного невежества, оно не помешало народу майя разрушить экосистему тропических лесов и не будет мешать нам из-за невежества делать то же самое снова. Росжак указывает на то, что современная наука, например, экологические науки и науки о системах, могут непосредственно показать нам, как и почему наши действия разрушают биосферу. Если бы примитивные племена знали, что вырубкой и сожжением лесов они разрушают свою среду обитания и подвергают опасности свои собственные жизни, если бы они действительно знали это с научной уверенностью, тогда они, по крайней мере, задумались бы, прежде чем начинать разрушение своего биоса. Но невежество есть невежество; из-за незнания или из жадности люди продолжают разрушать свою биосферу.

В: Но средства производства изменились.

КУ: Это второй важный момент. Незнание, поддержанное примитивной или племенной технологией, способно причинить лишь незначительные повреждения. Но то же самое незнание, опирающееся на промышленность, способно убить весь мир. Так что мы должны разделить эти два вопроса — невежество и средства борьбы с незнанием — потому что в эпоху современности у нас в первый раз в истории есть путь преодоления нашего невежества. Именно в то самое время, когда мы создали технологии, которые могут стать разрушителем человечества в глобальном масштабе.

В: Так что есть хорошие новости и плохие новости.

КУ: Да, современная эпоха находится в трудном положении. Наконец-то мы знаем больше. В то же самое время, если мы не будем действовать, основываясь на этом знании, то мы все погибнем. Это придает новый смысл конфуцианскому проклятию: «Чтоб вы жили в интересные времена».