Витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Эго и подавление

В: Значит, кроме истины Эго существовала эта трещина между разумом и природой?

КУ: Да. И именно здесь мы найдем основную и, я думаю, очень точную критику подхода Эго. Его представители очень близко подошли к преодолению, различия между разумом и природой, но, как всегда, преодоление может зайти слишком далеко и стать подавлением.

Рациональное Эго хотело возвыситься над природой и своими собственными физическими импульсами, и, таким образом, достигнуть более универсального сострадания, которого нельзя найти нигде в природе, но вместо этого оно часто просто подавляло свои естественные импульсы: подавляло свою собственную биосферу; подавляло свои собственные жизненные соки; подавляло свои собственные корни. Эго было склонно подавлять как внешнюю природу, так и внутреннюю природу (оно). И это подавление, без сомнения, вызвало появление Зигмунда Фрейда, доктора проблем современности, пришедшего точно в то самое время (и не появлявшегося никогда до этого).

Весь этот дуализм, совершенно понятно, очень не нравился Романтикам. Им казалось, что Эго вводит раскол и дуализм повсюду, а сами Романтики стремились найти целостность, гармонию и союз.

Эго счастливо продолжало наносить мир на карту объективным и монологическим способом, который постепенно разрушил и сам мир. Независимое и разделенное Эго просто наносило на карту мир эмпирической природы при помощи репрезентативной модели знания. Если в этом процессе Эго разрушало и развенчивало природу, тем лучше! Именно при помощи раскрытия загадок природы Эго освобождало себя! Чем более понятен мир, сказало Эго, тем мне лучше.

Но лагерь Эко был крайне встревожен этим, его сторонники указывали на то, что развенчивание природы могло быстро стать ее разрушением. Подавление, разделение, разъединение. Именно это принесло нам рациональное Эго! Развоплощенный мир. И лагерь Эко возник именно как ответ на это развенчивание, и он взял на себя миссию повторно обвенчать мир.

Так берет начало дикая, невероятная и удивительная попытка нового объединения.