Витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Два разных Бога

В: И это излюбленное недуальное интегральное видение мира по Плотину?

КУ: Да. Но этот союз Восходящего и Нисходящего в более поздние времена западной истории был жестоко разрушен, он распался на Восходящий путь потустороннего мира и Нисходящий путь этого мира, которые находились в постоянном и часто жестоком конфликте. И поэтому я пытаюсь проследить этапы этой войны, которая была центральным и определяющим конфликтом западного сознания.

В: Война между сторонниками Восходящего и Нисходящего путей.

КУ: Да. Это довольно интересно. Начиная с Августина и вплоть до сегодняшних дней, последователи Восходящего и Нисходящего принципов находились в состоянии постоянной и часто жестокой борьбы, и это дало западному миру двух совершенно несовместимых Богов.

Бог Восходящего пути был потусторонним по самой своей сути — «царство мое не от мира сего». Это пуританский, часто монашеский и аскетический путь, и он считал тело, плоть и особенно секс архетипическими грехами. Его почитатели всегда стремились уйти от Многого и найти Единое. Такой Бог был абсолютно трансцендентен, и он всегда был пессимистично настроен по поводу поиска счастья в этом мире. Он отказывался от времени ради вечности и скрывал свое лицо, стыдясь теней этого мира.

Бог Нисходящего пути советовал совершенно противоположное. Он отказывался от Единого, чтобы обрести Многое. Этому принципу соответствует видимый, воспринимаемый Бог, а иногда Богиня. Это был Бог чистого воплощения, чистой имманентности. Его очаровывало разнообразие, и свою радость он находил в почитании этого разнообразия. Не великое единство, а великое многообразие было целью этого Бога. Он покровительствовал чувствам, телу, сексуальности и земному. И, восхищаясь духовностью всех творений мира, он считал каждый восход солнца, каждый восход луны видимым благословением Божественного.

В: Вы прослеживаете историю войны между этими двумя Богами?

КУ: Да, правильно. На Западе, в течение целого тысячелетия, разделяющего Августина и Коперника, мы видим почти полное господство Восходящего принципа. Действительно, так как это общество было аграрным, существовали предпосылки для укрепления влияния маскулинной духовности, и, следовательно, внимание уделялось больше Эросу, чем Агапе, больше Восходящему принципу, чем Нисходящему, больше Единому, чем Многому, которое не только исключалось, но даже вызывало ненависть.

Истинное спасение, истинное освобождение, не могло быть достигнуто на этой земле, в этой жизни. Цивилизация была до самого основания потусторонней. Чувства — это грех, секс — это грех, земля — это грех, тело — это грех, вся материя была признана греховной независимо от того, какая роль отводилась творению. И поэтому, конечно же, корнем греха была Ева, женщина в целом — тело, плоть, природа, похоть: все это стало табу в самом глубоком смысле. Как всегда, для только восходящего принципа все нисходящее есть Дьявол.

В: Как на Востоке, так и на Западе.

КУ: Определенно. В аграрных обществах, везде, где бы они ни возникали, у Восходящего пути постоянно появляется привычка объявлять этот мир Злом или иллюзией и осуждать землю, тело, чувства, сексуальность (и женщину). Конечно, были и исключения, но это постоянная тенденция во всех аграрных структурах, потусторонних до самой сути, следующих принципу «царство мое не от мира сего», интенсивным желанием найти нирвану за пределами мира сансары. Вы обнаружите эту тенденцию во многих обществах, начиная от раннего иудаизма, практически всех форм гностицизма до раннего буддизма и большинства форм христианства и ислама.

И это действительно происходило на Западе, особенно в период со времен Августина до времен Коперника. Почти исключительно восходящий идеал доминировал над европейским сознанием в течение тысячи лет. Путь Вверх — это тот совет, который Церковь давала для совершенствования и достижения истины, и одним из наиболее четких путей к спасению было нестяжательство, что означает, что на этой земле нет никаких сокровищ, за которыми нужно гнаться.

О да, было сказано много хвалебных слов в отношении совершенства Божественного творения (Совершенство = Агапе, Сострадание, Нисходящий путь), но практический результат заключался в том, что вы не могли получить освобождение или спасение на этой земле, в этой жизни, и в этом вся суть. Жизнь — это хорошо, но все становится намного интереснее, как только вы умираете. Однажды вам придется покинуть эту землю. Эта земля не является тем местом, где может быть найдено освобождение; эта земля есть просто стартовая площадка для подлинного взлета.

В: И все это скоро изменилось.

КУ: Да, все это скоро изменилось, и изменилось очень драматично, с приходом эпохи Ренессанса и началом современной истории, пиком которой было Просвещение, век разума. И самый простой способ описать весь этот период — сказать, что в этот момент Нисходящий принцип заменил Восходящий.

Для представителей только Нисходящего пути любая форма Восходящего принципа достойна лишь презрения. Восхождение, фактически, становится новым злом. Восходящий Бог всегда является Дьяволом в глазах Нисходящего Бога.

Поэтому неудивительно, что, начиная с эпохи современности, любой восходящий принцип в любом варианте становится новым греком. Современный подъем, введение нисходящего мировоззрения и отказ от принципов восходящего потока — все эти явления появились одновременно.

И здесь мы нападаем на след отрицания современным западным миром трансперсональных измерений. Здесь мы можем увидеть непосредственное начало смещения, отклонения или изолирования подлинно духовного и трансперсонального. Здесь мы становимся свидетелями торжества поверхности, появления Нисходящей сети. Закат всякой трансцендентной мудрости, закат всех Восходящих принципов бросает тень на все лицо современности, тень, которая является характерной чертой нашего времени.